Разделы
Главная | Культура | История | Нацио­наль­ное искусство древнего библейского народа

Нацио­наль­ное искусство древнего библейского народа

Размер шрифта: Decrease font Enlarge font

мир штетла - место пересечения украинской и еврейской культуры

 

Конец XX – начало XXI веков ознаменовались масштабным переосмыслением европейского культурного и художественного наследия, в оценке которого все отчетливей стали звучать понятия единого про­странства культуры, идентичности, универсальных архетипов и нацио­наль­ного искусства. В Восточной Европе и в особенности в Украине одним из таких ярких исторических и культурных явлений было еврейское местечко  ­– реаль­ный в своей географии и истории мир и одновременно мифопоэтический образ, ставший местом пересечения украинской и еврейской культуры, высоких ду­хов­ных поисков и жесточайших социальных потрясений, хранителем фолькло­ра и народной старины, живой средой традиционного ремесла и источником авангардных поисков.

 

Для еврейских художников штетл оставался колыбелью восточноевропейского средневекового еврейства, в то вре­мя как для украин­с­ких, польских, австро-венгерских и других мастеров еврейское местечко было наглядным обликом жившего бок о бок с ними древнего библейского народа, во многом закрытого, ограниченного в правах и странного в своей повседнев­ной жизни и обычаях. В еврейской историографии мир штетлов получил отдель­ное определение восточноевропейской еврейской цивилизации, которая более пяти веков оказывала значительное влияние на жизнь, быт, социальный и культур­ный облик титульных народов на совре­менных территориях Польши, Украины, Литвы и Беларуси. На этих землях, и особенно в Украине, местечко стало микрокосмом еврей­с­кой цивилизации, который исследовали многие этнографы, художники и искус­ство­веды.

 

Тяжелые послед­ст­вия граж­дан­ской войны и обеих мировых войн, тоталитарной советской политики, массо­вая эмиграция и десятилетия забвения разрушили этот мир, но он остался запечатлен практически во всех видах вер­бального и визуального искусства, касательно последнего – в станковой графи­ке и живописи, в книжных иллюс­трациях, в эскизах костюмов и сценографии, кинематографе. Изучение этого корпуса художественного творчества дает воз­мож­ность не только реконструи­ровать мир штетла, но и проследить его роль в эволюции самого художествен­ного процесса. Увидеть в одном ряду сотни ху­до­ж­ников разных творческих дарований и стилистических направлений, понять, насколько серьезно осяза­емый мир штетла повлиял на круг тем и образов, сюжетный репертуар и богат­ство изобразительных форм и их интерпретаций. Это позволяет воссоздать среду бытования творческих идей и экспериментов, видеть новые содержатель­ные и формальные контексты в работах известных авторов, вывести на свет новые оригинальные произведения забытых или ма­ло­известных художников, оценить степень мастерства, широту мировос­при­я­­тия и уровень художествен­ности при сопоставлении схожих сюжетов и выявлении типологии образов разных художников.

 


Автор материала: Валерий Кравченко
Теги
Теги для этой статьи отсутствуют
Оцените статью
5.00